Звонок о заложенной бомбе

Операция

Звонок о заложенной бомбе

Минувшая осень запомнилась массовыми эвакуациями торговых центров. Злоумышленники сообщали о якобы заложенных бомбах, и тысячи людей выбегали на улицу. На разминирование приезжали взрывотехники, полицейские и чекисты. МВД оценило ущерб в 300 млн. За ложное минирование предусмотрена статья 207 Уголовного кодекса. Лайф изучил судебную статистику по ней.

© РИА Новости/Александр Гальперин

С начала 2018 года в стране осуждено 170 человек за ложные сообщения о терактах. Для сравнения, за половину 2017 года таковых оказалось 227.

Лайф подсчитывал приговоры “вручную” по данным федеральных судов общей юрисдикции в регионах, поэтому наши цифры могут отличаться от статистики Верховного суда (обычно он публикует данные за полугодие в конце лета).

Официально ВС сообщал, что в 2017-м по этой статье осуждено 707 человек.

В десятках городов страны, от Санкт-Петербурга и Москвы до Тюмени и Перми, в сентябре — ноябре прошлого года шли массовые звонки о минировании торговых центров. Было эвакуировано больше 100 тысяч человек. Уголовные дела, возбуждённые после этой серии, в нашу выборку не попали.

Большинство подозреваемых по массовым звонкам, как сообщает МВД, находятся на территории Украины. Кроме того, по ним ещё нет решения судов.

По данным российских спецслужб, одним из тех телефонных террористов, что “минировал” российские города осенью 2017 года, оказался боевик из запрещённой в России террористической организации ИГИЛ, 28-летний Альберт Абрамов, уроженец Ставропольского края.

Данные, которые получил Лайф, относятся скорее к бытовой проблематике. Из материалов судов следует, что все эти преступления совершены гражданами РФ. Мы составили карту из топ 10 регионов, где чаще всего судили подозреваемых по статье 207 УК.

Из-за псевдотеррористов мобилизуют оперативные бригады МЧС, медиков и полиции. В потенциально сложных случаях приезжают взрывотехники ФСБ, и у места ЧП набирается несколько десятков человек. Магазин, дом или другое место, где может находиться взрывчатка, перекрывают. Всё это ведёт к дополнительным тратам из бюджета: от зарплаты сотрудникам до стоимости бензина в служебных машинах.

— Экипажи групп немедленного реагирования ОВД снимаются с патрулирования и по несколько часов, “простаивают” в оцеплении заминированного здания, а в это время в районе патрулирования данной ГНР может быть совершено преступление, — рассказал Лайфу глава независимого профсоюза полиции Михаил Пашкин.

По его словам, нельзя забывать и об экономических убытках, которые несут бюджет и коммерческие структуры (крупные развлекательные центры).

— Сумма зависит от площади объекта, количества людей, — говорит Пашкин. Затраты могут составить 20 тысяч, а могут миллион. Если это, например, школа, то для обследования здания и организации оцепления будет достаточно одного-двух кинологов и экипажа ГНР из трёх человек. Это тысяч 10 рублей из расчёта, что день работы полицейского бюджету обходится в 2 тысячи рублей.

Сотрудники охраны стоят в кордоне в центре Санкт-Петербурга. Оперативные службы проверяют поступившую информацию о минировании зданий и торговых центров Санкт-Петербурга. © РИА Новости/Александр Гальперин

Как показывают акты судов, все эти траты скрупулезно подсчитываются и потом предъявляются в качестве иска обвиняемым “фейковым” террористам. В среднем же, по подсчётам Лайфа из выборки по регионам, стоимость выезда группы равна 10 тысячам.

МВД ранее заявляло, что от действий телефонных террористов, которые массово “минировали” торговые центры, ущерб составил 300 млн рублей.

И это не считая так называемой упущенной выгоды, которая образовалась у владельцев ТЦ из-за пустующих магазинов.

Подсчёты Лайфа на основании судебных документов куда скромнее. Совокупный ущерб по всем 170 осуждённым вряд ли будет превышать 5 млн рублей.

От величины нанесённого ущерба также зависит, насколько суровое наказание грозит телефонному террористу. В отдельных случаях, когда последствия звонка приводят к крупному ущербу, злоумышленник может оказаться за решеткой на срок до пяти лет плюс заплатит штраф и компенсацию.

В свою очередь, величина ущерба зависит от типа объекта. Псевдотеррористы “взрывали” дома отдыха, ТРЦ, школы, детские сады, дома своих близких, полицейские участки, автобусы, метро и воинские части. Был даже один звонок о минировании администрации закрытого военного городка.

Чаще всего, однако, объектами атаки становились почему-то школы и пункты полиции. Судя по тексту документа, однажды о “заложенной” бомбе сообщил бывший работник этой школы.

Чаще всего телефонных террористов судили в Татарстане (12 дел), Челябинской области (9 дел) и в Башкортостане (7).

Кто эти осужденные? Каковы их мотивы, в каком психическом состоянии они находятся, когда решают позвонить в полицию и сообщить, что где-то заложена бомба?

Во-первых, почти все они в момент звонка пьяны. Из 30 приговоров, с которыми ознакомился Лайф, только в трёх случаях нет упоминания об опьянении.

Во-вторых, это люди всех возрастных категорий, за исключением разве что пенсионеров и малолетних. “Телефонными террористами” в основном становятся мужчины.

В делах мелькало лишь две-три женские фамилии. Причём звонят как молодые люди, решившие покуражиться, так и люди предпенсионного возраста.

Примерно 20% из них были ранее судимы за те же преступления, за кражу или по иным “лёгким” статьям.

Военный врач, психотерапевт Юрий Бубеев, который возглавляет отдел психологии в Институте медико-биологических проблем РАН, считает, что можно говорить о психологической предрасположенности к подобного рода преступлениям, которая усиливается после алкоголя.

— Универсальное действие алкоголя в том, что он снимает различные [внутренние] и социальные запреты. При опьянении всё это растормаживается. Одним из выходов этих запретов могут стать подобные звонки, — объясняет учёный. — Есть такой тип опьянения, при котором человек совершает то, на что в обычном состоянии никогда бы не пошёл. [Это возможно даже при] малых дозах алкоголя.

Бубеев считает: то, что часть ложных звонков совершают рецидивисты, осужденные по другим делам, — закономерно. И вероятность, что бывший уголовник позвонит с сообщением о бомбе, — выше, чем у законопослушного гражданина.

© РИА Новости/Максим Блинов

Слова Бубеева подтверждают подсчёты Лайфа: из десяти дел три возбуждены в отношении тех, кто раньше привлекался по другим статьям.

По этой статье крайне редко осуждают к реальным срокам наказания — только если ущерб уж слишком серьёзный или преступление совершил злостный рецидивист. К таковым относится екатеринбуржец Денис Шелковенко. Шелковенко с малолетства мотается по зонам и исправительным учреждениям.

На его счету 6 приговоров, это седьмой. Первую кражу он совершил в подростковом возрасте, и его на 10 суток направили в исправительный интернат. Ровно через неделю после выхода оттуда парень попался на второй краже.

Его осудили условно, но, Шелковенко нарушил условия отбывания наказания, украв в третий раз. И так по кругу. На пятый раз у судьи лопнуло терпение — и парень на шесть лет уехал в колонию-поселение. А сразу после выхода оттуда решил “взорвать” один из екатеринбургских торговых центров.

С учётом богатого криминального прошлого за ложное сообщение о бомбе его осудили к двум годам строгого режима.

Бывают и настоящие “серийные” телефонные террористы, которых не останавливает даже ранее отбытое наказание по той же статье. Таким стал петербуржец по фамилии Новожилов.

Впервые его осудили за ложные звонки в 2016 году к обязательным работам. Отбыв наказание, он вновь попал под следствие по той же статье — уже в 2017-м, за что получил условный срок.

А когда в третий раз “заминировал” ТЦ “Галерея” в Питере, его отправили на полгода в колонию.

© РИА Новости/Валерий Мельников

В материалах дел, с которыми ознакомился Лайф, только около десяти посвящены ложным минированиям торговых центров.

Причём порой к звонкам оказываются причастны сами охранники этих торговых центров.

Охранник иркутского торгового центра решил весьма необычным и незаконным способом проверить работоспособность систем оповещения и быстроту реакции спецслужб на ЧП. Для этого Александр прямо из центрального пункта охраны, где находились десятки мониторов для видеонаблюдения, позвонил в полицию и сообщил о готовящемся взрыве кинотеатра.

По замыслу Александра, это должно было стать чем-то вроде внеплановых антитеррористических учений — он хотел в максимально приближенной к реальному теракту обстановке посмотреть, как будут вести себя люди и полиция. Только вот он не учёл, что должен был обо всём предупредить начальство и полицию.

Полиция отработала отлично — посетителей оперативно вывели и с собаками прочесали все этажи. Причём сам Александр и объявлял по громкой связи о начале эвакуации, а также помогал выводить людей. Взрывчатки, разумеется, не нашлось, а работа ТЦ парализовалась на час. За это Александру насчитали 23 тысячи ущерба: к месту ЧП приехали Росгвардия, ФСБ, МЧС и полиция.

Суд указал, что в момент преступления Александр был абсолютно трезв, а психическими расстройствами никогда не страдал. И хотя преступление несло определённую общественную опасность, судья учёл положительные характеристики, данные начальством охраннику, и приговорил к 240 часам обязательных работ.

Похожий случай произошёл в Уфе — правда, осудили не охранника ТЦ, а его друга. В декабре минувшего года у охранника Игоря Столярова выдался тяжёлый день.

Он поймал вора, но начальство его, вопреки ожиданиям, не похвалило, а наказало: за то, что оставил свой пост. Как объяснял потом Игорь суду, ему сказали, мол, он должен отвечать за сохранность имущества, а предотвращать кражи должен другой отдел.

Раздосадованный, Игорь под вечер пришёл к своему другу Александру с двумя бутылками водки.

Узнав о беде друга, Александр предложил проучить негибкое начальство. Узнав номер старшего смены, он позвонил и сообщил, что в уфимском ТЦ “Мега” заложена бомба.

И хотя оперативникам, которые его задерживали, горе-террорист сразу написал чистосердечное признание, на суде от своих показаний открестился. Там он стал валить вину на приятеля: мол, это Игорь звонил с его телефона, пока тот отлучился в туалет.

Однако суд не поверил и назначил Александру полтора года исправительных работ с удержанием 10% в казну.

Мотивы людей в этих преступлениях приобретают весьма причудливые формы и порой раскрывают маленькие семейные трагедии.

Так произошло с нижегородцем Евгением, который поссорился с женой и захотел, чтобы она немедленно вышла к нему из кафе с символичным названием “Кураж”.

Видимо, жена выходить отказалась, и мужчина, недолго думая, позвонил в полицию, сообщив, что в кафе заложена взрывчатка.

Потом он объяснил судье свою логику: рассчитывал, что начнётся эвакуация и жена с остальными посетителями вынуждена будет выйти из заведения.

Для разнорабочего Игоря из Волгоградской области, переживающего непростой период, телефонный терроризм стал способом привлечь внимание к своим проблемам. В итоге привлекли его самого. Алиментщик Игорь Терещенко работает слесарем в селе Новинка.

За четыре месяца у него накопился долг перед бывшей женой — 32 тысячи на содержание детей. При зарплате в 12 тысяч для Игоря это весьма крупная сумма. Долги, утверждает мужчина, образовались не по его вине — несколько месяцев ему не платили зарплату.

— Последний раз я получал зарплату в декабре 2017 года. За январь и февраль 2018 года зарплату не выплатили, как говорили, из-за отсутствия финансирования.

Я не раз обращался к своему директору и главе администрации: у меня непогашенный кредит, долги за коммуналку, и просто семье было нечего есть, — рассказывал Терещенко следователям.

— На что глава мне сказал: если недоволен, пиши заявление на увольнение.

Терещенко и раньше прикладывался к бутылке, а тут у мужика, что называется, крышу сорвало. Всю ночь они пили в подсобке тракторного хозяйства с кладовщиком. Наутро слегка протрезвевший кладовщик ушёл, а Терещенко заперся на территории стоянки тракторов и стал звонить в службу “112”.

— Он грозился поджечь расположенные на производственной базе трактора и баки с соляркой, если перед ним не погасят долг по заработной плате и детскому пособию супруги за январь — февраль 2018 года, — написано в материалах суда. — Также он ложно сообщил, что удерживает на базе в заложниках ещё двух человек. Это он сказал, так как подумал, что все службы быстрее отреагируют на его сообщение. Также сообщил, “что всё здесь взорвёт” и себя в том числе.

Как потом выяснилось, взрывать он ничего не собирался.

— Просто хотел, чтобы меня услышали и работники администрации испугались за свою технику и выплатили зарплату всем рабочим, — объяснил подсудимый. Когда до Новинок добрались наряды полиции и взрывотехники из административного центра, слесаря задержали и доставили в администрацию.

Прямо там глава села отдал ему все долги. Но преступление уже совершилось, и слесаря осудили на полтора года ограничения свободы. Это сравнительно новая мера наказания в РФ — по сути, более жёсткая форма условного срока.

Он продолжил работать на прежнем месте и теперь регулярно отмечается у участкового.

Источник: https://life.ru/p/1135056

Что делать, если поступил звонок о заложенной бомбе

Звонок о заложенной бомбе

В России в очередной раз активизировались телефонные террористы. Из-за информации о заложенных бомбах эвакуировали более 30 школ в Санкт-Петербурге, 25 объектов в Москве и области, 16 — в Волгограде, более 10 — в Нижнем Новгороде и так далее.

Лайфхакер рассказывает, что делать, если телефонный террорист сообщил о бомбе в здании, где находитесь вы или ваши родственники.

Воспринимайте угрозу серьёзно

Сообщения о заложенных бомбах часто оказываются ложными . Но это не ваша задача — проверять правдивость информации. Всегда действуйте так, словно нет ни единого повода сомневаться в озвученной информации.

Лучше 10 раз эвакуироваться напрасно, чем один раз пострадать при теракте.

Внимательно слушайте команды

Задача сотрудников объекта, в котором вы находитесь, — открыть эвакуационные выходы и распределить потоки людей так, чтобы все могли быстро покинуть здание без давки.

Если вы впервые в этом строении, именно объявляемые персоналом команды помогут вам найти кратчайший путь на улицу. Кроме того, если уже есть информация, где может находиться взрывной объект, вас поведут в обход него.

Поэтому постарайтесь обойтись без самодеятельности и делайте так, как вам говорят.

Максимально быстро покидайте здание

Направляйтесь к ближайшему (или тому, на который указали организаторы) эвакуационному выходу. Если не знаете, где он, оперативно найдите стенд с указаниями, где обозначены нужные двери.

Не паникуйте и не мешкайте, контролируйте своё положение в потоке людей, чтобы не упасть и не быть затоптанным. Не нагибайтесь, чтобы что-то поправить, вас могут сбить с ног. Если всё-таки упали, свернитесь в клубок и накройте голову руками, пока не появится возможность встать.

Если с вами ребёнок — держите его за руку, чтобы он не потерялся. Заранее оценивайте обстановку и избегайте ситуаций, когда толпа «впечатывает» вас в поручни или дверные косяки.

Помогайте тем, кому это нужно

Пропускайте вперёд детей, помогайте тем, кто по каким-то причинам не может быстро идти самостоятельно. Дело не только в альтруизме и человечности — так вы повышаете общую скорость потока людей и общие шансы на спасение.

Отойдите от здания

Оказаться на улице недостаточно. Мощность заряда неизвестна, поэтому лучше отойти подальше. Обычно площадку определяют прибывшие на место спецслужбы или ответственные за безопасность объекта — следуйте инструкциям.

Если речь идёт о торговом центре, можете идти домой. А вот тем, кого эвакуировали с работы или из учебного заведения, нужно дождаться указаний руководства: возможно, когда спецслужбы обследуют здание, вам придётся вернуться и продолжать трудиться или учиться.

Не совершайте распространённых ошибок

Эти действия могут стоить вам жизни. Вот чего делать нельзя:

  • Бежать за вещами в гардероб. Вы теряете драгоценное время. К тому же у вешалок могут затоптать и без всякой чрезвычайной ситуации, так что при эвакуации рисковать не стоит.
  • Подниматься наверх. Путь к спасению ведёт на улицу, других вариантов нет.
  • Пользоваться смартфоном. Бомба может сработать из-за сигнала мобильного. Кроме того, это снижает вашу скорость.
  • Бежать на поиски друзей и родственников. Встретитесь с ними на улице. В противном случае вы не только сами рискуете погибнуть, но и затрудняете эвакуацию, двигаясь против потока людей.
  • Ехать на лифте. Лестница надёжнее, её не смогут отключить.

Если вы принимаете звонок о заложенной бомбе

Тот, кто сообщает о бомбе, располагает наиболее полной информацией об угрозе. Поэтому важно сохранять хладнокровие и выяснить все нюансы. Полиция советует действовать следующим образом:

  • Запишите всё, что говорит собеседник, дословно. Попросите повторить, если нужно.
  • Если он не сообщает, где именно заложена бомба и какой мощности, спросите у него сами.
  • Скажите ему, что в здании находится много людей, которые могут пострадать.
  • Попытайтесь определить, мужской голос или женский, есть ли акцент и речевые особенности, в каком состоянии находится звонящий — это понадобится позднее для идентификации преступника.
  • Прислушивайтесь к фоновым шумам, это может помочь определить местоположение собеседника.
  • По возможности не кладите трубку. Зажмите микрофон и по другому телефону — мобильному или стационарному — свяжитесь с полицией.

Затем нужно уведомить о происшествии руководство или службу безопасности, чтобы они организовали эвакуацию. Если именно вы уполномоченное для этого лицо, то начинайте выводить людей из опасного объекта.

Если ваш родственник в здании, которое якобы заминировано

Не паникуйте и не обрывайте телефон. Во-первых, сигнал мобильного может спровоцировать взрыв. Во-вторых, это отвлекает человека от эвакуации.

Не нужно бежать на место событий и пытаться проникнуть в здание. Этим вы только будете мешать работе спецслужб.

Зато родственник оценит, если вы захватите тёплую одежду в зимний период: эвакуируются чаще всего в чём были, так как возможности дойти до гардероба просто нет. Запасной ключ от квартиры, если у вас он есть, тоже лишним не будет. Затем отвезите участника неприятных событий домой. Даже если он вполне взрослый и самостоятельный, деньги на проезд или ключи от машины могли остаться в здании.

Эти советы касаются и ситуаций, когда звонок о бомбе поступил в школу или детский сад вашего ребёнка.

Источник: https://Lifehacker.ru/zvonok-o-bombe/

Госдума приняла закон о наказании до 10 лет за телефонный терроризм

Звонок о заложенной бомбе

Сейчас максимальное наказание за ложное минирование составляет пять лет лишения свободы

Есть обновление от 15:42 →

В Москве эвакуировали журфак МГУ

panthermedia/vostock-photo

Москва. 20 декабря. INTERFAX.RU – Госдума на заседании в среду приняла в третьем и окончательном чтении закон, предусматривающий наказание от трех до десяти лет лишения свободы за телефонный терроризм.

В настоящее время максимальное наказание за такое преступление (статья 207 УК РФ, заведомо ложное сообщение об акте терроризма) составляет до пяти лет лишения свободы.

Новым законом предусматриваются четыре уровня наказания в зависимости от тяжести последствий и опасности, которые последовали после сообщения о готовящемся взрыве. Сейчас таких ступеней только две, кроме того, отдельно не выделено наказание за ложное сообщение о минировании социальных объектов и органов власти.

Первая ступень ответственности – если из хулиганских побуждений поступил звонок с заведомо ложным сообщением о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного ущерба, либо наступления иных общественно-опасных последствий, то наказание будет в виде штрафа в размере от 200 тысяч до 500 тысяч рублей, либо принудительных работ на срок от двух до трех лет. В этом случае человека не будут лишать свободы.

Вторая ступень ответственности касается “минирования” объектов социальной инфраструктуры и, начиная с этой ступени, а также всех последующих более тяжких случаев для “телефонного террориста” предусматривается лишение свободы.

Если звонок с ложной информацией о заложенной бомбе касался социальной инфраструктуры, например школ, больниц, вокзалов, детсадов, банков, домов отдыха и так далее, наказание будет предусматривать штраф в размере от 500 тысяч до 700 тысяч рублей, либо лишение свободы на срок от трех до пяти лет.

Такое же наказание будет назначаться, если в результате “хулиганского” звонка был причинен крупный ущерб – свыше 1 млн рублей: например, остановка работы аэропорта из-за угрозы взрыва может повлечь крупные финансовые потери в совокупности для аэропорта, авиакомпаний и множества пассажиров.

Третья ступень по жесткости наказания будет касаться телефонных звонков, которые были направлены на дестабилизацию деятельности органов власти – наказанием будет штраф уже от 700 тысяч до 1 млн рублей, либо лишение свободы на срок от шести до восьми лет. Например, такое наказание будет грозить тем людям, которые сообщают о минировании Госдумы. За последнее время было известно о двух таких звонках, которые поступали на служебные телефоны палаты парламента.

Все виды наказания будут применяться тогда, когда не произошло гибели людей, например, при эвакуации.

Если же в результате звонка погиб хоть один человек или наступили иные тяжкие последствия, то будет применяться четвертая, самая суровая, ступень наказания. Она предусматривает штраф от 1,5 млн до 2 млн рублей либо лишение свободы на срок от восьми до 10 лет.

Почему приняли этот закон

Председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников заявил, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма, по своей сути, тоже террористический акт.

“Начиная где-то с 9 сентября, а точнее – 9, 10, 11 сентября и далее, страну захлестнула волна ложного “телефонного терроризма”, более 160 городов подверглись такой атаке, всего больше 10 миллионов человек были эвакуированы”, – отметил он.

Крашенинников добавил, что, к сожалению, действующие нормы Уголовного кодекса не предусматривали наказания за такие системные атаки и оказались “абсолютно неэффективны”.

“Самое простое, что можно было сделать – это просто увеличить срок наказания, но в данном случае мы пошли всё-таки по другому пути. Выделены нормы, связанные с социальными объектами, когда атаке подвергаются больницы, школы, какие-то зрелищные учреждения – ледовые дворцы. Это было вынесено в отдельную статью”, – сказал он.

Появилась также отдельная статья, которая связана с наказанием за дестабилизацию органов власти, органов управления, муниципальных, государственных, судебных органов, отметил Крашенинников.

“К сожалению, возникли случаи, когда эвакуация из больниц приводила к смерти некоторых пациентов. В связи с этим введена норма – от 8 до 10 лет лишения свободы – в случае, если эвакуация из-за ложного сообщения о терроризме повлекла за собой гибель людей или иные тяжкие последствия”, – добавил он.

“Мы считаем, что это достойный инструмент для правоохранителей с тем, чтобы они с этим злом боролись”, – сказал глава думского комитета.

Авторами законопроекта выступили спикер Госдумы Вячеслав Володин, Крашенинников и глава комитета по безопасности Василий Пискарев.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/592591

Ложное сообщение о бомбе: ответственность по УК

Звонок о заложенной бомбе

Ложное сообщение о бомбе в УК РФ квалифицируется по 207 статье. Это общественно опасное деяние, поскольку в результате такого сообщения нарушается работа различных учреждений, а также тратятся ресурсы экстренных служб на эвакуацию и проведение мер по поиску и разминированию несуществующего взрывного устройства.

Объект преступления

Объект сообщения о минировании – общественная безопасность. Дополнительный объект – интересы граждан, общественных и государственных учреждений.

Стороны преступления

Объективная сторона преступления заключается в несоответствии сообщения действительности. В действиях преступника может отсутствовать мотив совершения теракта. Достаточно того, что он сообщил о бомбе и это сообщение воспринято, как реальное.

Субъект ложного сообщения о бомбе – гражданин, сообщивший о бомбе. Согласно 207 статье УК РФ им может быть гражданин в возрасте не младше 14 лет. Пострадавшей стороной считаются граждане, общественные и государственные учреждения.

Субъективная сторона деяния заключается в прямом умысле. То есть преступник осознаёт, что его ложное сообщение посеет панику и создаст неудобства для работы различных учреждений и органов правопорядка.

Существующие меры наказания

В зависимости от вида ложного сообщения о бомбе 207 статья УК РФ предусматривает различные санкции.

За сообщение о взрыве, который может повлечь гибель людей и значительный имущественный ущерб:

  • Штраф 200-500 тысяч рублей.
  • Принудительные работы до 3 лет.
  • Лишение свободы на тот же срок.

Сообщение, которое повлекло ущерб для объектов инфраструктуры даже будучи ложным:

  • Штраф в 500-700 тысяч рублей.
  • Лишение свободы до 5 лет.

Ложное сообщение о взрыве, который предполагает массовую гибель людей:

  • Штраф в сумме 1,5-2 миллиона рублей.
  • Лишение свободы до 10 лет.

Наказание за любое ложное сообщение о бомбе будет суровым. Государство заинтересовано в пресечении подобного «телефонного терроризма».

Сообщения от несовершеннолетних

Если «террорист» не достиг 14 лет, то за него отвечать будут родители или опекуны. 207 статья предусматривает для них следующие виды наказания:

  • Штраф на 200-500 тысяч рублей (или в размере полуторагодового дохода).
  • Общественные работы на 200 суток.
  • Тюремное заключение на 3 года.

Лишение свободы применяют, когда родственники виновного не в состоянии погасить сумму штрафа.

Ежегодно в разных регионах России поступают сотни звонков о минировании школ и других общественных учреждений. Нужно понимать, как вести себя при сообщении о бомбе, а также что ждёт за ложную угрозу.

Что делать, если…

Если вы находитесь в здании, которое якобы заминировано, стоит относиться к подобным угрозам внимательно и выполнять ряд предписаний. Это позволит снизить риски и обезопасить себя и своих близких.

Воспринимайте угрозу серьезно

Ложное сообщение о бомбе или нет – разбираться должны специалисты. Граждане должны действовать так, будто угроза реальна. Лучше несколько раз пройти эвакуацию, чем пострадать во время теракта.

Россию накрыла новая волна телефонного терроризма

Звонок о заложенной бомбе

Новая масштабная волна звонков о заложенных бомбах накрыла в декабре Россию. Только в Москве были эвакуированы более 700 тыс. человек из зданий судов, аэропортов, вокзалов, станций метро и торговых центров. Рекорд поставили московские школы и детсады: 19 декабря из них эвакуировали свыше 150 тыс.

воспитанников и преподавателей. Информация о ложном минировании объектов также поступала из Санкт-Петербурга, Хабаровска, Владивостока и Комсомольска-на-Амуре; в некоторых городах сообщавшие о бомбах злоумышленники требовали выкуп в биткойнах.

В силовых структурах заявляли, что часть анонимных звонков идет из-за границы, в частности с Украины.

В декабре 2019 года число звонков и сообщений по электронной почте о якобы заложенных бомбах в Москве приняло столь массовый характер, что число эвакуированных полицией граждан из объектов по всему городу несколько раз обновляло рекорды.

Так, 10 декабря в очередной пик «минирования» были эвакуированы 120 тыс. человек с территорий 400 объектов, в том числе из здания Верховного суда РФ и еще нескольких райсудов, аэропорта Шереметьево, 26 станций столичного метро и академии ФСБ.

19 декабря установлен новый рекорд — 170 тыс. эвакуированных горожан.

Угрозы о заложенных бомбах в этот день получили, как сообщил «Интерфаксу» источник в силовых структурах, примерно на 1 тыс. объектов (в том числе в 20 медучреждениях, 12 райсудах, сразу нескольких аэропортах и 250 станциях подземки).

Наконец, 20 декабря сотрудники оперативных служб, как сообщили в ТАСС, проверяли сразу все станции столичного метро на предмет угрозы взрыва после звонков о заложенных бомбах.

В Санкт-Петербурге в этот день были эвакуированы посетители семи райсудов; ранее спецслужбы проверяли на угрозу взрыва Эрмитаж, больницы и станции подземки.

Всего с 28 ноября в Москве были эвакуированы более 700 тыс. человек из 4,5 тыс. объектов.

При этом многие из них «минировались» уже не раз: скажем, в храм Христа Спасителя соответствующие анонимные сообщения поступали в декабре семь раз, а в столичные аэропорты Домодедово и Шереметьево — пять раз только за последнюю неделю.

Студенты МГУ жаловались в Telegram-канале «Протестный МГУ», что их регулярно эвакуируют уже «третью неделю подряд, по пятницам, в районе шести часов вечера».

Особенностью нынешней волны телефонного терроризма стали звонки о заложенных бомбах в школы и детсады.

Так, в Москве 19 декабря более 150 тыс. воспитанников и преподавателей были эвакуированы именно из этих учреждений. Эта тема, в свою очередь, стала одной из самых популярных в соцсетях.

Так, москвичка Марьяна Олейник жаловалась на своей странице в , что к 13 декабря школу, где учатся ее дети, эвакуировали уже десять раз, при этом учащиеся не успевали «взять вещи и переобуться».

«К четвертому разу мы сообразили кооперироваться и забирать детей друг к другу, чтобы они не сидели часами без игр, движения, и главное — еды»,— отметила госпожа Олейник. Телеведущая Тутта Ларсен сообщила, что в детском саду ее детей уже «четвертая эвакуация за две недели».

Другая москвичка Надежда Иванченко пожаловалась в соцсетях, что родители в этой ситуации не хотят отпускать детей в школы, «паника растет», а «правоохранительные органы заявления не делали».

Завуч одной из школ в районе Медведково в чате посоветовал родителям не паниковать, но попросил «сопровождать детей на кружки и не разрешать им гулять одним после школы».

Директор другой школы на юге Москвы после серии подобных анонимных звонков разослала родителям сообщение, что до конца недели детям нужно выполнять задания из электронного дневника, но в учебном заведении не появляться.

«Почему самая эффективная спецслужба мира не в состоянии взять под контроль ситуацию в своем же главном городе?» — возмущается, в свою очередь, москвичка Вера Рыкина в ответ на шестую эвакуацию школы своего ребенка за последние две недели.

Информация о ложном минировании школ и детсадов приходит и из других городов. Так, только 19 декабря сообщения о заложенных бомбах поступили в 48 детсадов Хабаровска, а также дошкольные учреждения Владивостока и Уссурийска.

В Еврейской автономной области в этот день на угрозу взрыва проверяли 13 детсадов; 73-летняя воспитательница одного из них скончалась в процессе эвакуации.

СМИ также сообщали об ученице санкт-петербургской школы № 246, которой якобы сломали руку из-за возникшей давки во время эвакуации.

Ранее наиболее масштабная волна звонков о якобы заложенных бомбах прокатилась по России осенью 2017 года. Тогда атаке подверглось почти 4 тыс. объектов, были эвакуированы свыше 2,6 млн человек как минимум в 75 регионах.

Хулиганы использовали средства IP-телефонии, позволяющие организовать массовый обзвон из одного-двух источников и при этом скрыть реальный номер абонента. Директор ФСБ РФ Александр Бортников тогда сообщал о 300 млн руб.

ущерба от действий телефонных террористов, позднее в Госдуме скорректировали эту оценку — 1 млрд руб. По словам господина Бортникова, звонки тогда совершали четыре гражданина РФ, находящихся за границей, у которых есть пособники в России. Их имена не назывались.

Сейчас источники информагентств в силовых структурах также говорят о поступающих звонках из-за рубежа, в частности, Украины.

Нынешнюю волну отличает то, что некоторые злоумышленники требуют выкуп за отказ от новых сообщений о заложенных бомбах.

В частности, в Санкт-Петербурге неизвестный направлял подобную информацию по электронной почте в районные и военные суды, требуя перевести 120 биткойнов на его виртуальный кошелек.

Госдума еще в 2017 году ужесточила наказание по ст. 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма), увеличив максимальное наказание по ней с пяти до десяти лет лишения свободы.

Так, телефонным террористам, сообщившим о ложном минировании больниц, школ, банков, стадионов, торговых центров и других объектов социальной инфраструктуры, по этой статье грозит от трех до пяти лет тюремного заключения. А в 2018 году вступили в силу поправки к федеральному закону «О связи», обязующие операторов блокировать номера телефонных террористов.

Впрочем, отключать услуги связи по этому закону они могут лишь по представлению правоохранительных органов, то есть только тем абонентам, которые уже совершили звонки о якобы заложенных бомбах.

В силовых органах периодически заявляют о поимке телефонных террористов.

Так, в марте 2019 года в Дзержинске был задержан 33-летний житель, сообщавший в полицию по телефону о заложенной бомбе в соседнем жилом доме.

По аналогичному случаю 31-летний гражданин был задержан в сентябре в подмосковном Пушкино. В октябре полицейские Каширы задержали мужчину, сообщавшего о минировании местной железнодорожной станции.

В ноябре оперативники на Камчатке задержали нетрезвого 48-летнего жителя после звонка о заминированном местном отделении полиции: он признался, что ему было скучно.

Наконец, сотрудники ФСБ в Хабаровске в сентябре 2019 года сообщили о задержании 37-летнего уроженца Йошкар-Олы с шестью судимостями. Его обвинили в том, что в течение нескольких месяцев гражданин обзванивал торговые центры Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре с целью получить выкуп за прекращение сообщений о заложенных бомбах.

Впрочем, новые волны подобных сообщений коррекция законодательства и усилия силовиков пока не останавливают.

Об этом же ранее говорили “Ъ” и эксперты. Так, Сергей Никитин из лаборатории компьютерной криминалистики компании Group-IB говорил о технических сложностях с определением звонящих в случае использования интернет-телефонии.

По словам эксперта, операторы интернет-телефонии работают с легально арендованными телефонными номерами в разных странах (через них идут звонки), а спецслужбам по запросу отправляют IP-адреса своих абонентов. «Если этот IP-адрес ведет на домашний компьютер — все просто.

Но при использовании анонимайзеров, VPN и других таких сервисов необходимо раскрутить всю цепочку используемых серверов в разных странах, а это малореально»,— пояснял эксперт.

Господин Никитин советовал спецслужбам составить список таких телефонных шлюзов и перестать реагировать на звонки с них, «как это сделано в законодательстве некоторых стран».

Александр Воронов, Ксения Миронова, Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4204674

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.